Ольга Ломоносова о Павле Сафонове:

«Благодаря Паше я пережила такие минуты счастья!»

Она – популярная актриса, проснувшаяся знаменитой после роли Киры Воропаевой в сериале «Не родись красивой», он – талантливый театральный режиссер. Глядя на эту пару, не перестаешь удивляться, с каким восхищением Ольга и Павел смотрят друг на друга. Казалось бы, привычное для обоих интервью. Но как светятся глаза Оли, когда она рассказывает об успехах мужа, с какой теплотой Павел говорит о любимой!

Кажется, вы до сих пор удивляетесь талантам друг друга, и это подогревает ваши чувства…

Ольга. Может быть, мне повезло, но я совершенно не понимаю, где чувства, а где восхищение Пашей.

Павел. Безусловно, счастье, что мы можем еще и творить вместе. Это все только увеличивает наш интерес друг к другу. Мне с Олей очень приятно и, главное, интересно сочинять. А дом и отношения в семье – это некая общая платформа. И она неизменна со всеми нюансами: первый ребенок, второй…

Оля очень гордится тобой и сильно переживает и страдает, если ты не можешь что-то реализовать или нет должного отклика критики…

Ольга. Ну, а как иначе?

Павел. Да, Оля в этом смысле тигрица. Она бросается на защиту, как разъяренная кошка. Конечно, я в восхищении от нее в такие моменты.

Ольга. Не знаю, с чем это связано, с воспитанием или чем-то еще, но я действительно готова сражаться за свою семью. При этом я очень ранима, тут же могу, например, разрыдаться, ну а то, что мир несправедлив, я поняла уже давно.

Павел. Помню, как-то мы опаздывали в театр, и я нарушил правила дорожного движения. Нас остановил гаишник. Оля, выйдя из машины, набросилась на него: «Да как вы можете, у нас сейчас спектакль сорвется!». Однако, потом села в машину и отругала уже меня.

ЧУДО ТЕАТРА

Павел. Когда я работал над спектаклем «Старший сын», порой у меня случались минуты отчаяния, опускались руки, я мог распсиховаться. Но в эти моменты Оле хватало здравого смысла найти именно те слова, которые убеждали меня, что в эти минуты ничего не заканчивается, даже в этой критической ситуации. Она так хорошо меня чувствует, что всегда умеет мягко увести в сторону. Конечно, это очень помогает.

Ольга. Но благодаря Паше я смогла пережить такие минуты счастья! Дело в том, что сначала у нас состоялась премьера в Москве, а после мы отыграли спектакль в Питере, и пошел он просто грандиозно! И тогда я испытала какую-то невероятную радость.

Павел. Я тоже почувствовал в те секунды состояние какого-то абсолютного счастья и гармонии, потому что вдруг доказал себе и всем вокруг, что прав.

Ольга. Ради этих секунд и хочется жить. Я ощущала: вот оно, чудо театра! А после спектакля мы с Пашей и детьми остались в Питере на несколько дней, и они дали нам еще один колоссальный заряд положительных эмоций.

Павел. Питер – мой родной город, здесь я родился и вырос, но уехал оттуда больше 20 лет назад. Когда возвращаешься домой с такими событиями, это дает очень много сил.

Паша, в момент выбора пьесы ты думаешь об Оле как об актрисе, которая будет играть в ней?

Павел. Когда меня спрашивают об этом, я всегда говорю, что часто с трудом вижу Олю в какой-то роли. Иногда она просто выручала меня, когда играть не должна была. Так было, например, с «Пигмалионом». Но мне кажется, что у Оли есть какое-то чутье на Вампилова, что именно в его пьесах она звучит и лирично, и театрально, очень сдержанно и при этом очень открыто. Она прекрасно сыграла Галину, жену Зилова в «Утиной охоте», и, я считаю, в «Старшем сыне» замечательно справилась с трудной ролью Макарсокй. Ее у нас играют две абсолютно разные исполнительницы: Оля и Агриппина Стеклова. Для Оли это был эксперимент и вызов, потому что роль характерная, на первый взгляд, и не для нее вовсе.

А в начале вашего знакомства Оля вас удивляла?

Павел. Я бы удивлен тем, что красивая девушка может так играть.

Паша, когда Оля рядом, тебе спокойнее, комфорнее на репетициях от понимания того, что есть тыл?

Павел. Да, признаюсь, мне это помогает. Я знаю, что есть четкая зона в пространстве, из которой идет тепло, не все же актеры сразу становятся союзниками. А здесь я уверен, что меня не подведут, услышат. А вот Оля, наоборот, в этом смысле испытывает какие-то перегрузки, потому что о том, что ей тоже хочется от меня какой-то поддержки, я иногда забываю. Бывает, даже делаю ей необоснованно резкие замечания, что доводит ее до слез. Но я делаю это неосознанно, а потом понимаю, что это несправедливо.

Ольга. Да, иногда такое случается, но я прекрасно понимаю: кого любим, того и «бьем». И на репетициях во мне нет ощущения, что вот сидит отец мох детей. Там мы режиссер и актриса. Но иногда он другим артисткам уделяет внимания больше, чем мне. Считается, что я могу и дома что-то спросить. В принципе, конечно, могу, но Паша тоже устает, к тому же у нас двое детей, поэтому других дел полно.

Раньше я думала, что Паша более сдержанный, менее эмоциональный…

Ольга. Не-е-ет, Паша очень эмоциональный (улыбается).

Павел. Но отходчивый!

Ольга. Да, он может и в работе, и в быту накричать, но через мгновение уже успокоиться.

Павел. К тому же дома нас встречают дочки – Варя и Саша. И поэтому любой негатив, который я принес с собой, моментально разбивается о предложение дочки поиграть во что-нибудь. Последнее время Варя в картишки перекинуться предлагает, как в фильме «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» (смеются).

Павел. А если серьезно, то, когда мы выпускали спектакль, было тяжеловато, октябрь был просто бешеным. Надо было куда-то все время успевать, так как Варя кроме детского сада стала посещать несколько секций…

Ольга. И сейчас бывают дни, когда я успеваю отвезти Варвару на гимнастику, за это время купить продукты, помыть машину, привезти Варю в детский сад, вернуться домой, что-нибудь приготовить, забрать ее из сада, отвезти на подготовительные занятия к школе, поехать в театр и сыграть спектакль. После всего этого вечером, сидя дома, думаю: «Ну, я просто мегаженщина!»

Павел. И тут я спрашиваю: «Оля, а что, собственно, ты сегодня сделала?»

Ольга. (смеется). Сама себе удивляюсь, не понимаю: «Ну как же я так все успеваю?». Но ,черт его знает, видимо, потому что есть такая штука, как любовь. Правда, бывает, что с просрочкой платим за садик, но в целом нам как-то удается жить полноценной жизнью. Хотя Паша очень не организован в смысле быта, но, тем не менее, пока мы еще не забывали нигде детей.

Павел. Нет, один раз забыли! Ехали с репетиции и вдруг звонок: няня Варвары спрашивает, где дочка. Смотрим на часы – время семь вечера! И это при том, что всех детей обычно разбирают в пять. Оказалось, мы забыли предупредить няню, чтобы забрала ребенка из сада, и сами этого не сделали, замотавшись с делами в театре.

Как вы считаете, ваши привычки, характеры, взгляды за годы совместной жизни сильно поменялись?

Ольга. Отчасти. Например, Паша у нас по-прежнему закрывает окна, а я их открываю (смеется). Он любит, когда в комнате тепло, хотя при этом купается в проруби. Всегда переживает, как бы мы с детьми не замерзли и не простудились. Включить батареи и закрыть дверь в спальню – любимое Пашино занятие, и мы просыпаемся в поту. Так что все равно существуют какие-то вещи, которые ты либо принимаешь в человеке, либо нет.

Павел. Если бы мы во всем пришли к одному мнению, это было бы неинтересно. Как раз эти различия придают пикантность и объем отношениям. Мне кажется, весь интерес в том, чтобы остаться самим собой и при этом нормально жить вместе. Главное, что нас объединяет помимо всего, - это чувство юмора, которое позволяет иногда смотреть на все сквозь какую-то иронию.

Кстати, а такой статьи, как совместный шопинг, у вас не существует?

Ольга. О, с этим большая проблема. Если мы едем в Европу, я понимаю, что не смогу не посетить магазины, но для Паши странно тратить на них время, когда можно пойти посмотреть какие-то достопримечательности. С ним совершенно невозможно ходить по магазинам. Он только заходит и сразу говорит: «Я уже устал. Давай выйдем отсюда».

Павел. Я иногда слышу от своих друзей, как в этом отношении ведут себя их жены, и тогда понимаю, что мне повезло. Олю, конечно, может захватить какая-то идея, но все-таки у нее нет сдвига, который бы меня совсем лишил чувств. Многие стремятся к чему-то, не всегда понимая, зачем им это. Оле нужно только то, что нужно именно ей. И ей это нужно не потому, что оно есть у кого-то.

Ольга. Безусловно, мне нравится хорошая красивая одежда, но я не шопоголик. Сейчас с большим удовольствием красиво одеваю девочек.

А они уже понимают?

Ольга. Конечно, старшая Варя уже давно. Она у нас девочка, любящая платья, сарафаны, шляпы. Летом мы ездили в Черногорию, и она выловила в море шляпу. Уже чуть потерявшую форму, но все равно прекрасную соломенную шляпу. Мы ее помыли, постирали. И Варя в ней ходила все лето, чуть ли не спала с ней (смеется).

Оля, что Паша дал вам как личности, как женщине, появившись в вашей жизни?

Ольга. Мне кажется, Паша так давно появился в моей жизни, что сейчас это уже трудно определить. Главное, что меня как человека ничто не разрушило, не переломало. Я осталось собой, и при этом меня словно стало больше.

К моменту встречи с ним вы уже хотели семью и детей?

Ольга. Конечно, задумывалась, Варю я родила в 28 лет и к тому времени думала о ребенке.

Паша, а вы были готовы к такому повороту событий?

Павел. Мне кажется, что мужчина вообще никогда не может ответить на этот вопрос положительно. Мне было 34 года, казалось, что был готов. Но был ли я готов на самом деле? Скажем, это известие стало для меня неожиданностью, но приятной. Это как в спектакле «Старший сын», рождение детей – всегда вопрос: готов ли ты отдавать? Мы же все хотим сами развиваться, брать и продвигаться. А тут надо только отдавать.

При этом вы умудрились все так устроить, что несмотря на двух маленьких детей, вы себя вроде бы ничего не лишаете: все время куда-то ездите с ними, много работаете…

Ольга. Пока я кормлю Сашу грудью, у нас нет возможности развернуться и уехать на Гоа или в Малайзию, да даже в Европу вдвоем. Да и потом, они еще совсем маленькие, не могу их оставить. Поэтому мы стараемся отдыхать вместе. Летом мы вместе прекрасно съездили в Одессу, где я снималась. Паше надо отдать должное, он просто суперотец! И он очень легок на подъем, может взять детей и куда-то рвануть: на пляж, на рынок, ко мне на съемки.

А что в вашей семье с ревностью?

Павел. Я ревную Олю к маникюрному салону. Иногда он возникает на моем пути. Непреодолимо. Она говорит: «Я уже записана». (Смеется). А если серьезно, я и сам вижу Олины достоинства. Меня они радуют и пленяют. А другие мужчины просто подтверждают мое мнение.

Павел, скажите откровенно, у вас был идеал женщины?

Павел. Да, теперь я с ним живу.

Ольга. Ого, спасибо, Паш, за такие слова (улыбается).

Текст:Марина Зельцер
Фото: Влад Волков
Источник:Журнал "Отдохни" №4
Дата публикации: 18 января 2013 года